Наша ИХтиофауна

Всем известно, что Беларусь является краем озер и рек. Кроме них есть множество больших и маленьких искусственных водоемов — водохранилищ, прудов, каналов, залитых водой песчаных и торфяных карьеров. И практически во всех из них обитают рыбы, которые являются одним из важнейших компонентов водных биоценозов, как правило, находясь на вершине пищевой цепи.
Однако для людей это не только ценный пищевой компонент. Рыбы имеют очень большое рекреационное значение — с ними связаны разные виды отдыха, туризма, спорта. Испокон веков они подпитывали народное творчество — можно вспомнить немало сказок, легенд и преданий, связанных с ними. Не обходили и не обходят их стороной приверженцы изобразительного и музыкального искусства, мультипликаторы, не говоря уже о научном интересе. У каждого вида рыб есть свои любопытные особенности, все они по-своему красивы и заслуживают внимания.
В настоящее время в Беларуси учеными отмечено 63 вида рыб, постоянно обитающих в водоемах и водотоках в “диких” условиях. Кроме того, у некоторых видов есть несколько форм или подвидов, существенно различающихся внешне, по поведению и биологическим характеристикам. К примеру, кумжа и ручьевая форель являются одним видом, однако настолько различаются по многим параметрам, что даже в Красную книгу Республики Беларусь внесены как два отдельных таксона. Или возьмем усача: в Немане у нас обитает обычная форма, а в Днепре — подвид, отличающийся от неманского как некоторыми внешними характеристиками, так и привычками, темпом роста.

Человеческий фактор

Нынешний состав ихтиофауны во многом создан деятельностью человека. Из-за вмешательства людей в естественный ход природных событий на протяжении последних столетий из нашей ихтиофауны исчезли проходные осетровые и вырезуб, многие виды находятся на грани исчезновения. За это же время ихтиофауна Беларуси пополнилась многими новыми видами, к появлению и распространению которых в той или иной степени причастен  человек.
Так, 16 из 63 видов рыб, обитающих в белорусских реках и водоемах, не являются аборигенными. Причем два вида попали к нам случайно при рыборазводных процессах, шесть проникли благодаря строительству каскадов водохранилищ и судоходству, семь видов зарыбляются специально с целью повышения рыбопродуктивности, а появлению ротана в нашей природной среде поспособствовали аквариумисты.

Карпа завезли монахи?

Первым из видов, завезенных на нашу территорию, был карп. Подавляющее большинство читателей спросит: “А как же сазан? Ведь он водился и раньше”. До недавнего времени так считали и ихтиологи. Но исследования археологических памятников, проводившиеся в последние десятилетия, показали, что останков карпа или сазана нигде нет, в то время как останков остальных рыб, имеющих хоть какое-то пищевое значение для людей, что называется, хоть завались. А ведь чешуя и кости такой крупной рыбы, как сазан, должны хорошо сохраняться.
Эти данные, а также письменные свидетельства позволяют утверждать, что карп впервые был завезен монахами и разводился в прудах при монастырях, а уже оттуда попал в реки и озера. Затем схожим образом появились серебряный карась и американский сомик. На протяжении ХХ века этот список все время пополнялся видами рыб, вселяемыми специально и завозимыми случайно.

Спровоцированная конкуренция

Кто-то скажет: “Ну и что?! Чем больше видов, тем лучше…” Но на самом деле в природе все взаимосвязано: если где-то прибыло, то где-то и убудет. “Пришельцы” начинают конкурировать с местными видами, изменяют среду обитания, а часто уничтожают местную рыбу, насекомых и даже лягушек, просто съедая их.
Тот же ротан уже практически полностью вытеснил озерного гольяна, который, скорее всего, исчезнет из нашей ихтиофауны. И произошло это на протяжении двух последних десятилетий. Причем это лишь то, что находится на виду.
А сколько такого рода процессов остается просто незамеченными? Ведь каждый водоем или водоток, как сбалансированный организм: стоит хоть что-то поменять, и он начинает болеть. А потом возникают вопросы, почему стало мало рыбы в водоемах? Мы же столько карпа с карасем запустили!
Сегодня многие уже начинают понимать, что карпы должны быть в рыбхозе, а в реке — усачи с форелью, в озере — лещи с ряпушкой. Но инерция мышления все же велика, и до сих пор некоторые “благодетели” разносят ротана по водоемам и уверены, что делают хорошее дело.
Однако будем смотреть в будущее оптимистично. Уверен, что если каждый предпримет хотя бы небольшое усилие для сохранения биоразнообразия, наши дети тоже смогут насладиться выпрыгивающим из воды в погоне за стрекозой голавлем или форелью.

Андрей ЛЕЩЕНКО, научный сотрудник лаборатории ихтиологии Государственного научно-практического центра по биоресурсам НАН Беларуси

Источник “НАРОДНАЯ ГАЗЕТА”

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.